← Программисты во Франции: миграция и стиль жизни

Стиль жизни

Спрос на высококвалифицированных специалистов стал особенно острым в бум доткомов. Большое предложение на рынке труда было обусловлено, с одной стороны, быстрым развитием интернет технологий и, с другой стороны, т.н. проблемой 2000. [Это было связано с тем, что во всем программном обеспечении, которое писалось с конца шестидесятых - начала семидесятых и до конца девяностых, использовали двуцифровое кодирование для года, например, девяносто восьмой, девяносто девятый. В связи с этим, было опасение, что 1 января 2000 года все даты во всех программах перестанут сохраняться или будут сохраняться неправильно. Неправильно будут сравниваться. Потому что ноль – меньше, чем девяносто девять, а 2000 год больше, чем 1999.]

Примерно с середины 1990-х в Европе стал ощущаться огромнейший спрос на программистов, которые «перелопачивали» все эти программы и переписывали, которые теоретически могли “сбойнуть” при переходе в новое тысячелетие. Это были программы банков, финансовые программы, расчеты страховок. Программистов не хватало, и многие страны открыли так называемые «зеленые коридоры», т.е. программы по «импорту» и «ввозу» программистов. Франция в этом отношении не была исключением. В конце 1990-х начале 2000-х гг., во здесь остро ощущалась нехватка ИТ специалистов.

В 1997 г. Лионель Жоспен занял пост премьер-министра и предложил известному французскому политологу Патрику Вейлю разработать проект программы «Иммиграция и национальность», которая позже легла в основу нового иммиграционного закона, принятого в 1998 году. Вейл доказал, что предыдущий закон (закон Шарля Паска, принятый в 1993 году) ограничивал возможность работы во Франции для иностранных студентов и специалистов. В результате чего страна теряла ценный человеческий капитал и проигрывала в международной «гонке за талантами».

В 1998 г. французское правительство опубликовало специальные документы (циркуляры), нацеленные на приглашение иностранных ИТ специалистов. Французский закон 1998 г. предполагал закрепление специального статуса за иностранными учеными и студентами. Дальнейшие меры, принятые в том же году, упростили въезд во Францию для некоторых категорий высококвалифицированных иммигрантов. ИТ специалисты с доходом больше чем 180,000 франков в год (27500 евро), а также другие высококвалифицированные специалисты, зарабатывающие больше чем 230,000 франков в год (35600 евро), находились в привилегированном положении. Для них была более упрощенная процедура получения временного вида на жительство с возможностью его продления и приглашения членов семьи.

Большая часть французского ИТ рынка состоит из т.н.  SSII - «Société de services en ingénierie informatique» (компания, предоставляющая услуги в области информационных технологий) – фирм, являющихся посредниками между работником и работодателем. Такие компании специализируются на предоставлении поденных или краткосрочных ИТ-услуг другим (часто более крупным) фирмам. Фактически SSII нанимают постоянный штат сотрудников, чтобы затем «сдавать их в аренду». Работа в таком агентстве является привлекательной для новичков, т.к. избавляет их от необходимости искать клиентов и контракты самостоятельно. Для компании стоимость найма ИТ-специалиста в день для выполнения однократного задания составляет от EUR400 до 900, в зависимости от его навыков и компетенции. На руки работник получает на 20-30% ниже, что составляет агентские сборы. Однако при такой схеме существует определенная лимит, выше которого з/п не может подняться. Поэтому, когда ИТ специалист достигает определенного уровня, он часто старается получить статус частного предпринимателя, что дает не только больше свободы, но и возможность облегченной системы налогообложения. В таком случае сотрудничество выстраивается следующим образом: частный предприниматель как юридическое лицо заключает контракт с SSII, а эта компания, в свою очередь, заключает контракт с клиентом. Маржа, которую получает компания-посредник равняется примерно 5% (вместо 20-30% как в предыдущем случае), но она не платит никаких социальных отчислений.

Компания SSII, созданная в Париже в конце 1990-х годов, называлась Амилок и просуществовала с 1998 по 2001. Затем она сменила название, и под именем Адамил просуществовала еще 7 лет: с 2001 по 2008 год. Она предлагала различные услуги ИТ спектра, включая разработку программного обеспечения, консультирование и управление проектами.

Почему - Франция? “Мы открыли карту и стали смотреть” – таким был наиболее распространенный ответ среди молодых специалистов, которые уезжали из России. Один из моих информантов, работающий в Bouygues Telecom, так описывает свой выбор:

Мы выбирали страну, которая хорошо развита на уровне ИТ-технологий, которая, так сказать, передовая в этом плане. Таких стран, на самом деле, всего в Европе, немного. Это Англия, Германия, Франция и Голландия. Дальше получалось, что Англия - это где-то на острове. Германия – там очень строго все кадрировано. Все четко по расписанию. Англия, ну, как бы, мы, на самом деле, никогда не анализировали, но, вообще, в принципе, для иммигрантов Англия чаще всего рассматривается как трамплин для попадания в Штаты. Франция – она менее мощная, чем, Германия, чем Англия. Но, во-первых, она все равно является второй по мощности страной в Европе. Во-вторых, французы амбициозны. Быть вне гребня волны они не могут себе позволить – вопрос гордости. И поэтому они участвуют во всех международных тенденциях. Они, именно они, на гребне везде стараются быть: и в науке, и в технологиях. Т.е. в плане профессиональном, это интересная страна.

Другой информант представляет свой выбор как вывод, сделанный на своем жизненном опыте:

Я перед этим чуть-чуть поездил: я пожил месяцок в Канаде, в американской части Канады, в Англии чуть-чуть пожил. Мне не понравился бизнес-контекст. Т.е. люди какие-то очень сильно замороченные на деньгах были. А мне это, в общем, не характерно. Вот. Поэтому мне не захотелось, не понравилось …Т.е. люди думают только про деньги. Там работают с утра до ночи. Как-то по менталитету не подошло. Все-таки хочется получать от жизни удовольствие, а не только работать (информант, компания iRessources).

Во многих интервью с российскими программистами, работающими во Франции, на первый план спонтанно выходит тема ментального и культурного сходства. Франция притягивает российских программистов, так как переезд в эту страну воспринимается как понятный с точки зрения ментальности и культуры. Работа во Франции воспринимается программистами, скорее, в терминах удобства и комфорта быта, нежели в терминах профессионального продвижения и карьерного роста, устойчиво ассоциирующиеся с регионами США или Англии (к схожим выводам пришла Любава Шатохина, проводившая исследование в Финляндии). Сюда едут работать, потому что комфортно жить, если знаешь язык. Эта страна близка по менталитету и сюда едут, потому что, параллельно с работой, хочется получать от жизни удовольствие.

«Франция не самая подходящая страна для ведения бизнеса, но моя цель - она не в бизнесе. Т.е. я не хочу стать миллиардером. Меня это не интересует. Но если бы я хотел, конечно, надо было бы делать это в Англии или в Америке. Вот. А такой бизнес, чтобы не очень напрягаться и была приятная работа для поддержания штанов, вот во Франции - самое то. Здесь бизнес расслабленный. У людей здесь другие цели в жизни, другая иерархия ценностей. Работа – это в оставшееся от удовольствия время» (информант, компания iRessources). 

Проводя сравнение с другими странами в профессиональном плане, тот же информант отмечает следующее:

Отличие Франции от Англии состоит в том, что в Англии очень много своего пишут. Очень много своих аутентичных проектов. Во Франции ничего такого нет. Поскольку бизнес очень медленный, во Франции практически нет создателей оригинального программного обеспечения….

С одной стороны, случай Франции, похож на Финляндию (это страны, которые притягивают своей культурой, ритмом жизни и понятным русским менталитетом). С другой стороны, отличие состоит в том, что во Франции очень сильна математическая традиция. И многие математики переехали сюда. Некоторые из них стали заниматься computer science. Это то, что отличает Францию от Финляндии.

Показательным примером российско-французского сотрудничества в области математики и computer science является созданная в 2002 году Независимым Московским Университетом (НМУ) и НЦНИ Франции (CNRS) Лаборатория Понселе (по математике, информатике и теоретической физике). Основная цель ее деятельности – реализация действенного научного сотрудничества между французскими и российскими математиками, физиками и программистами. Основные направления исследований: фундаментальная математика и ее взаимодействие с информатикой и теоретической физикой.Знаменитые французские математики участвуют в проводимых лабораторией конференциях и в ее научной работе. Лауреат медали Филдса за 2002 год Лоран Лаффорг регулярно приезжает в лабораторию. Благодаря работе российских учёных МНУ и финансовой помощи Посольства Франции в России, на русский язык переводится и издаётся собрание сочинений Жана-Пьера СЕРРА. Французы приезжают на год, иногда на два, чтобы работать в России со своими коллегами. Эта лаборатория стала своеобразным инструментом, предотвратившим большой отток ученых за границу. Как рассказывает ее руководитель,

это стало возможным благодаря тому, что Национальном научном центре Франции нашлись люди, которые поняли, что можно, конечно, просто нанимать русских ученых к себе на работу, но в этом случае через 10 лет они кончатся. А можно пытаться развивать что-то такое, что будет в равной степени полезно и их ученым, и российской молодежи.

Выводы

Миграция ИТ специалистов из России во Францию в конце 1990-х гг. была обусловлена не столько такими формальными факторами как высокая з/п, возможность карьерного роста и амбициозностью предлагаемого проекта, как стремлением к определенному стилю жизни.

Компании SSII, на примере компании Амилок/Адамил, как институциональные каналы, играли важную роль в этом миграционном потоке.

Те, кто приехал во Францию в начале 2000-х годов формировали определенное сообщество с регулярными встречами и своим форумом (dolganov.org), на котором обсуждались различные вопросы профессионального плана и повседневной жизни.

В настоящее время нужда в таком инструменте коммуникации отпала, т.к. те, кто приехал во Францию на волне информационного бума в конце 1990-х гг., уже полностью осели в этой стране и больше не нуждаются в постоянной информационной поддержке.

Тем не менее, происходившие встречи до сих пор вызывают теплые воспоминания в среде участников. «Этот форум был своего рода клубом. Мы знакомились, ходили вместе тусить в ирландские пабы и на дискотеки. Мы были молоды, свободны и открыты разнообразным авантюрам» – вот как рассказывает о том времени один из информантов, работающий в настоящее время в Bouygues Telecom.

В настоящее время заметно снизился и спрос на ИТ специалистов. Изменилась и сама ситуация в России. Зарплаты сравнялись с европейскими, иногда они бывают даже выше. Многие международные корпорации открыли свои отделения в крупных мегаполисах. Уровень жизни сравнялся практически во всех европейских столицах. Все это заметно влияет на снижение интенсивности миграционного потока.