← "Russian techies" in London

Стратегии миграции

Миграционные стратегии российских ИТ-профессионалов во многом зависели от периода отъезда и сопутствующих обстоятельств. Чтобы показать разнообразие русских профессионалов за рубежом и особенности включения их в профессиональные сети, миграционные потоки высококвалифицированных специалистов были условно разделены на волны, практически равные десятилетиям, где 1991, 2001 и 2011 годы стали точками ориентира в различении определяющих условий и контекста миграции. Картину того, что происходило с русско-британской миграцией в области ИТ, я буду представлять на основе собранных в Лондоне интервью с ИТ-специалистами и академическими сотрудниками в сфере компьютерных наук. Было собрано 49 биографических интервью с фокусом на профессиональный путь, миграционные стратегии, а также повседневную жизнь.  Кроме того, проводились наблюдения в среде ИТ-специалистов в досуговое время.

Академическая "эмиграция"

Среди информантов самое старшее поколение покидало постсоветские страны в 80-х, уезжая либо по одной из возможных программ в Израиль или Германию, либо по академическим связям в США или Германию. До 1991 года необходимо было находить специальный канал для эмиграции: основные стратегии миграции были связаны с программами беженства, репатриации, и в гораздо меньшей степени - с трудовыми предпочтениями, карьерой. Доминирующая стратегия состояла в том, чтобы категоризировать себя с точки зрения действующих миграционных возможностей и ограничений. До конца 80-х годов в Англию по профессиональным связям попадали крайне редко, скорее - уезжали из СССР. К тому же, ИТ-профессионалов как таковых еще не было, это были скорее научные сотрудники или академические работники в области компьютерных наук. В результате, первая волна была представлена в большей степени академическими сотрудниками, эмигрировавшими сначала в Израиль или Германию и позднее оказавшимися по различным причинам в британских университетах.

Уход в индустрию

После 1991 года, когда эмиграция стала легальной для широких масс, начался новый этап миграции, теперь уже основанный на представлениях о востребованности специальности. Уезжая в поисках лучшей жизни и более стабильных экономических условий, профессионалы из академий уходили в индустриальное поле, поскольку программирование становились всё более востребованной специальностью. Притягивающими странами постепенно становились страны Европы и Северной Америки, хотя Британия не имела определенной позиции или иммиграционной политики для привлечения квалифицированных специалистов.

До 2001 года происходил стремительный рост ИТ-сектора и профессионализации, когда возможностей для экспериментов – особенно в США – было больше, чем внутренних профессионалов. По этой причине осуществлялось активное квотирование выпускников и молодых профессионалов из постсоветских стран. Этот период 1990-х стал бумом для расцвета ИТ, и одновременно критическим в контексте «утечки мозгов». В России в это время происходила либо массовая эмиграция, либо отток квалифицированных специалистов из академии в индустрию – «стало некому учить».

"Лихие 90-е" ознаменовали собой множественные изменения, в том числе, в отношении отъезжающих категорий граждан, равно как и межстрановых отношений на постсоветском пространстве. Область информационных технологий активно профессионализировалась, но уже во-многом за счет ресурсов академии. Либерализация образования, выход из академии и новая рыночная логика способствовали как мощной трансформации системы образования, так и созданию рыночного пространства в индустриальной сфере. Поскольку академия оказалась в кризисе и упадке, не все специалисты готовы были там оставаться: за этот период в бизнес и индустрию ушла большая доля специалистов; меж тем, миграции также способствовали академические связи. Привлекательными странами были по-прежнему Израиль и Германия, при этом США более активно внедряли политику «агрессивного хантинга» выпускников технических специалистов хороших вузов. Лишь немногие уезжали напрямую в Англию. Доминирующая стратегия миграции для этого периода - наличие академических и/или родственных связей. Мобильность второй волны в значительной мере спровоцирована прагматическими поисками лучших условий труда на фоне экономического кризиса в странах бывшего СССР. Это был период экспериментирования и борьбы за материальные и символические ресурсы, а также в пользу академической или индустриальной карьеры.

Профессиональная иммиграция

Взрыв пузыря доткомов привел к кризису в области ИТ для тех, кто стал специализироваться в этой области в конце 1990-х. И на следующий год после кризиса Великобритания запускает программу по привлечению высококвалифицированных специалистов – HSMP (Highly Skilled Migrant Programme) – которая позволяет специалистам свободно приезжать и становиться участником местного рынка труда. Будучи интенсивно развивающимся глобальным городом, Лондон стал одной из мировых столиц банковской сферы. Чем больше развивается информационное обеспечение этой среды, тем больший приток специалистов требуется в Лондоне. И хотя выходцы из России на первых этапах занимали девятое место по количеству поданных заявлений, подавляющее большинство приехало в Лондон именно в этот период.

Программа действовала почти 10 лет, и дважды была пересмотрена в связи со слабо контролируемым потоком из других стран – Азии и Америки. И хотя требования усложнялись, это не особенно влияло на движение ИТ-профессионалов: появившаяся вместо HSMP система виз Tier стала еще более удобной. В это время в России также происходит активный рост ИТ-сферы, и появляются компании, готовые предоставить адекватные условия труда. Некоторые из этих компаний были либо ИТ-офисами западных компаний, либо подразделениями глобальных ИТ-компаний, созданными выходцами из постсоветских стран. Зачастую, международные связи ИТ-оказывали решающее значение в решении о смене страны проживания и работы.

2000-е были, пожалуй, наиболее интересными в плане выбора стратегий миграции – выталкивающие факторы уже оказывали давление для эмиграции, условия труда для ИТ-специалистов становились всё более конкурентными. Профессионалы оказывались перед выбором относительно эмиграции, и уже обосновывали свой отъезд экономическими или политическими факторами, а скорее обращались к мобильности как новой возможности для карьерного роста. Кризисность миграции 90-х сменилась благоприятным периодом выбора в пользу «глобальной мобильности». Появился новый «идеал» передвижений – временный отъезд, желание «попробовать себя на мировом рынке труда».

HSMP, ставшая основным механизмом привлечения ИТ-специалистов, позволяла после четырех (а после 2006 года - пяти) лет получить вид на жительство, и в дальнейшем – гражданство Великобритании. «Это открывает вторую половину мира для свободной работы», - считают информанты. Категоризация и обоснование миграции теперь исходит не из «поиска лучшей жизни», а из возможностей получения нового опыта и карьерных возможностей, даже не денежных, а географических. Свобода этих профессионалов заключается теперь в мобильности без ограничений (в прямом смысле – без границ и документов).

Третье поколение 2000-х является более целенаправленным, поскольку рассматривает Лондон в качестве места назначения благодаря британской иммиграционной   политике (притягивающий фактор), собравшей огромное сообщество ИТ профессионалов со всего мира, где наблюдается значительное число русскоязычных.

Мобильность по умолчанию 

Ситуация с притягивающими и выталкивающими факторами меняется последние годы. С 2011 года свободная для специалистов визовая программа прикрылась, и остались ограниченные механизмы поиска работы в Англии – перевод внутри компании, инвесторская виза, предприниматели. Приток русскоязычных профессионалов в Лондон заметно ослаб.

В этот период начинается то, что связывают с представлениями о трудовой миграции: потоки населения становятся более целевыми, менее связанными с мейнстримовыми течениями перемещения людей просто по логике биполярного мира. В ИТ-мире этот этап начинается с первого большого кризиса - лопнувшего пузыря доткомов, и ведет за собой новый виток развития ИТ-сектора. На фоне общего подъема (который оказывается интенсивным сразу после кризиса благодаря технологическому развитию), страны начинают играть на притягивающих факторах. Играть активно, потому что к этому времени в постсоветских странах складываются благоприятные условия труда и жизни. Миграция теперь характеризуется национальной и профессиональной структурой, и часто эти измерения пересекаются. Британская программа привлечения высококвалифицированных специалистов была призвана сыграть роль привлекательного механизма выбора профессионалов в пользу Лондонского (или даже британского) рынка труда. Средин специалистов, уезжающих из постсоветских стран, оказываются банкиры, финансисты, а также огромная доля ИТ-работников. Доминирующая стратегия - профессиональная карьера и рост заработной платы; место на глобальном рынке труда, а также перспективы перманентного проживания и дальше гражданства западной страны.

Последнее и текущее четвертое поколение мобильных профессионалов уже не имеет возможности легкого попадания на британский рынок труда вследствие прекращения действия pull факторов. Они рассматривают свой карьерный путь в глобальной перспективе, используя ресурсы ИТ корпораций, в том числе для миграции и постоянной мобильности.

Особенно последние два поколения характеризуются тем, что оценивают компьютерную науку или индустриальную область ИТ как мировую, глобальную. Учитывая множественные предложения трудоустройства на глобальном рынке труда, ИТ-профессионалы изначально считаются мобильными. Однако, как показывают предварительные результаты, мировым профессионалам не чужды стремления обычных émigrés объединяться вокруг этнических групп и поддерживать диаспоральные связи. В то же время, в конечном итоге, они часто сужают свой круг общения до профессионалов своей сферы. В результате сети знакомств характеризуются как кластеризованные по признакам институциональной принадлежности (или бэкграунда) и текущих профессиональных интересов.

Немного выводов

 «Русскость», которая могла бы работать как ресурс для профессиональной или экономической деятельности за рубежом, оказывается способом связи с большим русскоязычным сообществом. Лондонский ИТ рынок избыточен, и проблем с поиском работы не возникает. Тем не менее, этнический поиск активно проявляет себя в академической среде, системах рекомендаций крупных компаний или поиске партнеров для создания семьи.

В результате, российские ИТ- профессионалы в Лондоне взаимосвязаны посредством сетевых механизмов. Общая сеть профессиональных контактов включает в себя несколько профессиональных сообществ – открытых и закрытых, старых и новых, реальных и виртуальных. Все они основаны на языковой общности, но далее существуют по разделениям на более узкие профессиональные сообщества.