Бостон: как "закалялись" программисты

Начиная с 1930-x годов регион Бостона (США) сохраняет за собой репутацию центра технологического роста благодаря большому количеству высококвалифицированной рабочей силы, предоставляемой местными университетами, а также хорошо развитой региональной и транспортной инфраструктуре. Несмотря на это, Бостонский регион редко фигурирует в дискурсе о технологиях инноваций, который, как правило, обсуждается c опорой на материал так называемой Кремневой долины в Калифорнии (Kenney, Saxenian). В то время как Кремневая долина продолжает фигурировать в научной литературе и в популярном дискурсе как инновационный центр США, пример Бостона указывает на то, что хай-тек индустрия растет и развивается не менее активно и в других регионах. 

Важную роль в развитии инновационной экологии региона Бостона играет обилие больших корпораций, которые обеспечивают,  с одной стороны, постоянную активность венчурных инвесторов, а с другой – рабочие места для большого количества ИТ специалистов. Именно подобные корпорации являются местом постоянной работы высокого процента ИТ специалистов, иммигрировавших в регион в 1990-х годах из СССР.

В фокусе кейса находилась миграция советских инженеров из СССР и их профессиональные траектории в г. Бостон, США. В результате полевого исследования всего было собрано 18 интервью, которые в 10 из 18 случаев проходили на английском языке и длились более одного часа (включая повторные интервью). Несмотря на этот факт, переписка и переговоры с информантами происходили на русском языке.

Отбор информантов соответствует трем группам профессионалов из области компьютерных технологий. Первая - технологические предприниматели, второе поколение русскоязычной диаспоры, часто работающие с российскими компаниями. Информанты из этой группы всегда поддерживают профессиональные связи с Россией.

Вторая группа - эмигранты с постсоветского пространства, занятые в американских компаниях, напротив, практически не имеют обратных связей со странами бывшего СССР. Но несмотря на то, что профессиональные связи этих людей были разнообразными и помимо американцев включали представителей больших индийских и китайских общин в США, их личные контакты состояли почти исключительно из русскоязычных эмигрантов.

Последняя группа так или иначе связана с академической деятельностью – это профессора университетов, преподаватели, работающие в так называемых русских математических школах и предприниматели – выпускники российских физико-математических школ. Эта группа информантов получила профессиональное образование почти целиком в США.

Выходцы из СССР не связаны между собой историями переезда из одного и того же региона России, хотя большая часть из них эмигрировали в США из Ленинграда, а остальные из Москвы, Минска, Челябинска и др. По мнению одного из информантов, Бостон похож на Санкт-Петербург своим климатом и атмосферой, а также своей интеллектуальной средой. Более вероятной причиной выбора Бостона являются тесные связи русской диаспоры - это важный объясняющий фактор того, почему бостонский регион демонстрирует такую концентрацию ИТ-специалистов – выходцев из Ленинграда/Петербурга. Так, в процессе трудоустройства немалую роль сыграли друзья, особенно среди выпускников или бывших студентов физико-математических школ. Специфика Бостона для эмигрантов состояла в том, что здесь не принимали на работу людей, которые приезжали совсем без связей  – так называемых «freecase». Школьные друзья зачастую брали приглашенных переселенцев под свою личную финансовую ответственность и оказывали им социальную поддержку. Таким образом, в случае бостонских айтишников, диаспоральные связи через физико-математические школы способствовали переселению из Ленинграда/Санкт-Петербурга, а также предопределяли социальные и профессиональные круги многих эмигрантов.